Марафон за 3 часа

Март и апрель: бег с остановками

10 мая , 2015  

Как я узнала о синдроме подвздошно-большеберцового тракта, заработала первую серьезную травму и осталась без бега.

После неудачной контрольной 7 марта (рассказ о ней — в февральском отчете), тренер Александр скорректировал мой план: заменил работы в манеже на забегания в горку, усложнил силовые и добавил статические упражнения. Все на пользу моим уставшим ногам: статика прокачивает мышцы и связки на недоступном другим нагрузкам уровне, приседы, разножки и прочие штуки со штангой укрепляют тело и дух, а горки не так сильно забивают икры, как манеж и шиповки.

Вверх-вниз
Но с горками как-то не задалось… Сначала вместе с тренером мы разведали территории в еще грязно-снежном “Нескучном саду” и выбрали крутой подъемчик метров 60 длиной — оптимально для моих работ. На первой из них я взбегала по выбранному отрезку очень быстро, высоко поднимая ноги и разгоняя пульс до 190, затем спускалась аккуратно и медленно. Далее небольшой отдых до восстановления дыхания и сердечного ритма и снова в бой. И так 10 раз.

Через неделю я делала то же самое, но уже 15 серий и без перерыва между спуском и подъемом. Было трудно, но интересно. Но на этом бег в горку для меня закончился. По крайней мере, на ближайшее время.

Казалось бы, при скорректированном плане нагрузки на икры были ниже, и надкостницы стали проходить. Но иногда когда нормализуется одно, ломается что-то другое. После тренировки в горку у меня появилась новая проблема — синдром подвздошно-большеберцового тракта*. С такой неприятностью сталкиваются велосипедисты, стайеры и другие спортсмены, которые часто сгибают колени. Среди причин — бег по неровной поверхности, а также анатомические особенности. Так что штука эта, к счастью, грозит далеко не всем.

Ну а проявляется она так: во время тренировки возникает боль по внешней стороне бедра. Причем болеть может с разной интенсивной и в любой последовательности то на уровне таза, то чуть пониже, то вообще рядом с коленом — такой этот тракт всеобъемлющий.

Iliotibial-Band-Syndrome

и не только тут

Впрочем, проблема легко лечится прекращением тренировок на некоторый срок.

Организм подсказывал: остановись! Я простудилась и около недели не бегала. За это время боль почти прошла, и я вернулась к тренировкам, но на ровные поверхности. Осторожно, используя эластичный бинт в качестве давящей повязки чуть выше колена — так делают, чтобы уменьшить трение того самого тракта о надмы… о что-то там, и это помогает смягчить болевые ощущения.

Меня легко узнать по походке… и по повязке!

Пересдача
27 марта я медленно пробежала 9,8 км. Нога не беспокоила. На следующий день — манеж и сложная работа: 3 км (3:40/км) + 2 км (3:35/км) + 1 км (3:30) / 1 км трусцы. Даже в самых оптимистичных мыслях я не надеялась на эти цифры а). после простуды, б). с не совсем здоровой ногой, в). недавно уже попробовав проскочить трешку по 3:30 и провалив тест. Думала я только о том, чтобы добежать эти 3, 2 и 1 км и боялась, что не справлюсь.

В “Москвиче” практически никого не было. Я прихрамывала, но это можно было (вот только нужно ли было?) терпеть. Работу выполнила и даже осталась довольна цифрами:

3 км: 3:43.4 + 4:07.4 + 4:07.4 = 11:58.2 (среднее время — 3:59,4/км) — не 10:33, но я была рада, что добежала;
2 км: 3:47.2 + 4:02.3 = 7:49.5 (3:54.8/км);
1 км: 3:42.4.

Когда остановилась, чтобы переобуться из шиповок в кроссовки, ноги задрожали. Было больно. Икры, кажется. Особенно левая — она, бедная, принимала на себя большую часть ударной нагрузки, оберегая перевязанную бинтом слабую правую.

Пару минут я смотрела на свою обувь и не решалась присесть на скамейку. С трудом натянув лунарглайды, я потрусила еще 10 минут и принялась выполнять волшебные асаны для растяжки бедер и голеней. Придя в себя, медленно и аккуратно побрела домой, списав боль на шиповки, от которых успела отвыкнуть.

На следующее утро я нормально ходила, а через день спокойно бежала медленно. 1 апреля я снова пришла в манеж, на этот раз в компании тренера. Планировалось выполнить 20 х 200м/200м, но, как оказалось, ноги мои, теперь уже обе, не были готовы к скорости. На каждом медленном отрезке, которому предшествовал быстрый, я хромала сильнее.

Боль — коварная штука, она ощущается не когда бежишь, а когда сбавляешь темп.

Александр, увидев вот это все, остановил тренировку после десятой серии. Следующие четыре дня ушли на восстановление: криомассаж, максимальный покой, растяжка.

На старт… Внимание… Стоп!
С 6 апреля началась подводящая к старту неделя. Мне очень хотелось участвовать в “Первом забеге”, да и с ногами все вроде бы наконец-то было в порядке. Легкие медленные пробежки в понедельник и вторник прошли хорошо. Ускорения на улице в среду — 10 х 2 мин/3 мин трусцы — дались нелегко, но терпимо. Затем целых два дня отдыха и баня. Казалось, все идет если не отлично, то как минимум хорошо.

За день до старта я поехала в “Лужники”, чтобы получить номер и пробежаться (предсоревновательную разминку нужно по-возможности проводить по маршруту дистанции): 3 км медленно, ускорения 5 х 20 сек через трусцу, бег 4 минуты в темпе менее 4:00/км, заминка 1 км. Начались неприятности: после быстрого километра снова заболела левая нога. Отказаться от участия в старте после всех усилий я не решилась: надела компрессионные гетры, намазалась “Фастум гелем”, а дома растирала ногу льдом, надеясь, что к утру все пройдет.

IMG_3194

Увидела знак «Остановка запрещена» и не стала остановливаться

Не прошло. Тем не менее, дистанцию я пробежала. Чуть хуже, чем хотелось, не уложившись в целевые 20 минут (о чем отдельно читайте в записи “Первый забег”: нешуточные 5 км). Сразу после финиша почувствовала резкую боль в левой ноге: ахилл и надкостница. Ну что ж, привет, первая травма!

Два дня я не ходила дальше кухни — наступать на нездоровую конечность было невозможно. Остаток недели двигалась медленно. Записи в дневнике тренировок сменили окрас: 15/04/15 — хромаю; 16/04/15 — хромаю уже меньше; 17/04/15 — нормально хожу, иногда чувствую боль при резких остановках… Только через 10 дней после забега я начала делать силовые. Потихоньку, без прыжков. Свободные от бега вечера посвящала упражнениям для рук и статике.

В конце месяца я предприняла две попытки вернуться: 30 минут осторожного бега в первый раз прошли неплохо, хоть и медленно (по 8:50 мин/км), а во второй раз уже 45 минут отозвались болью в надкостнице. Бег пришлось отложить на неопределенное время.

Итоги периода

  • объем за 2 месяца — 192 км
  • 1,5 работы в манеже, 2 — в горку
  • 10 силовых тренировок
  • первое соревнование на 5 км
  • первая травма
  • 3 недели без бега.


А если серьезно
Как же? Как готовиться к Московскому полумарафону (он совсем скоро, 17 мая)? Успею ли восстановиться? Сколько тренировок придется пропустить? — первое, что приходит в голову. После недели хромоты начинаешь догадываться, что полумарафон быстро уже не пробежишь. Листаешь ленту, останавливаешься на фотках друзей с медальками за новые 10 или 21 км, радуешься и, конечно, завидуешь, ведь ты-то могла быстрее. И начинаешь активнее беречь себя, ведь надо, очень надо возвращаться уже. Еще через семь дней пробуешь бежать на месте дома — ну, не болит же! А потом выходишь на улицу — и вот оно, через 4 км снова ноет в травмированных местах. И полумарафон сам собой отпадает.

"Бег полезен для здоровья", - говорили они...

«Бег полезен для здоровья», — говорили они…

Тут ты задумываешься о причинах, перечитываешь дневник и поражаешься собственной глупости. Ты же месяц бегала через боль! Как ты могла? Ведь ответственность за твое здоровье — оно целиком и полностью на тебе. Тренер не может знать, что с тобой, особенно если видит тебя не чаще раза в неделю.

Фразы вроде “ну, вчера болело, ну вроде прошло” не работают. Болит — кричи об этом! Да так, чтобы было понятно.

От цели марафон за 3 часа я не отказываюсь. Я всегда надеюсь на лучшее, то есть на относительно быстрое выздоровление и эффективные тренировки после — желание бегать ой как крепнет, когда бегать нельзя! Но и против своего тела я не пойду. Спорт, все-таки, нужен, чтобы делать нас сильнее, быстрее, красивее, а не чтобы две недели хромать после очередной пятерки.

 

*Подвздошно-большеберцовый тракт — соединительнотканная фасция, идущая по наружной поверхности бедра. Сверху она прикрепляется к гребню подвздошной кости, а снизу — к большеберцовой кости, к наружной части коленной чашечки и к сухожилию двуглавой мышцы бедра. Подвздошно-большеберцовый тракт связывает между собой мышцы и играет важную роль в стабилизации всей ноги.

, ,

 



10 Responses

  1. Кажется, снова можно комментировать?

  2. М-да… Все хорошо в меру, и избыток рвения тоже бывает опасен.
    Отдыхай, восстанавливайся — побежим дальше.

    На мой взгляд, очень быстрый прогресс опасен: прирост силы и мощности мышц часто опережает запас прочности связок и сухожилий, которым нужно гораздо больше времени для адаптации (4-6 месяцев против нескольких недель).

  3. Можно такой вопрос. Какой результат ожидался с первого старта в 5 км?

  4. На мой взгляд, слишком интенсивно начала работать после манежа. Там минимум неделю две надо было просто побегать, привыкнуть к асфальту после резины.. А в целом не плохой результат

  5. […] к причинам перерыва. В моем случае все началось с синдрома подвздошно-большеберцового тракта на правой ноге. Эта штука случается не у всех, при этом […]

  6. […] не так быстро, как мышцы и сердце, и в итоге я заработала травму — синдром подвздошно-большеберцового тракта, а […]

  7. […] быстром. От 140 километров в месяц до 150 в неделю. От травмы к восстановлению, от поражений к […]

Добавить комментарий